Герои не умирают. О атамана Зеленого и повстанческое движение начала 20 в. на Трипильщини

Здесь Бобрица, Красная и Стугна текут,
В Славуту-Днепр свои воды несут,
На их междуречье простерлись поля -
Трипильщини это исконная земля ...
Григорий Заброда, с. Триполье

Триполье всемирно известное, по крайней мере для образованных людей, как место развертывания и утверждения трипольской культуры несколько тысячелетий назад. О повстанческое движение атамана Зеленого не все знают даже на Киевщине.

Я по образованию не историк. И писаная история, это не то, что произошло на самом деле, а то, что нам рассказывают. И эта статья не отстраненный взгляд запыленного и зачханого архивиста-ученого, откопал что-то новое и до сих пор неизвестно, а ангажированные размышления гражданина о недавних событиях в Триполье и окрестностях. Потому что еще живы люди, которые видели и слышали рассказы участников и очевидцев о том повстанческое движение. И кое-что я также от них услышал и запомнил.

Цель этого письма: донести правду о нашем народе, поднять патриотический дух молодежи, изменить мировоззрение украинский, потому что наша национально-освободительная борьба за свободу и самостоятельную жизнь еще не закончилась.

Высказанное здесь может восприниматься широким кругом читателей с удивлением, потому нами принята новая парадигма исторического процесса: развитие человечества не от дикости к цивилизации, а деградация от состояния Человека-Целой, умноженной на Вселенную, до состояния Человека-обломки, отделяется от Вселенной. С этой точки зрения трипольские протогорода как отрицание родовых поместий это не хорошо, а земледелие, гончарство, ткачество и художественное оформление окружения человека, как облегчение и улучшение качества его жизни, это хорошо. А как оценить значение "бинокулярного изделия"?

Проложим кладку в прошлое и, пооглядавшись на нынешние ориентиры - "достижения цивилизации", внимательно посмотрим на трипольцев, живших семь тысяч лет назад. Да, они - хуторяне, потому что каждая семья имеет огражденную живой изгородью и деревьями усадьбу. В том родовом имении есть все, необходимое для жизни.

Там есть огород, на котором выращивается рожь-пшеница, конопля, всякая овощи до укропа и петрушки; и сад с вишнями, грушами-яблонями и кустами смородины, малины и другого; и роща с лесными деревьями. Отдельно голубеет обрамленный зеленой травке пруд, защищенный от северных ветров ивняком. В загонах с леса отдельно корова с теленком, козы.

Белый дом-мазанка на метр-полтора нацелена на землю для сохранения в ней тепла и уюта. А в том доме небольшая печь, под стенами две скамьи у стола, а ближе к двери мисник, где на полках хорошо разрисованные по розовому полю красной, черной и белой краской горшки, миски и чашки. Отдельно - два глечичкы, соединенные в одно целое, и почему это они без дна? ..

На низенькой спризьби сидит женщина и лущит себе в пелену фасоль, а дочь подбирает стручки и составляет в корыто. На обоих белые платья, вышитые черно-красным по рукавам виноградом, волосы тщательно зачесанные и закреплено плетеной из травы зеленой лентой. Поглядывая друг на друга, они что-то поют. Вот лица их засветились, потому что увидели мужчину с вязкой сена и мальчика с граблями. На обоих свете широкие шаровары и белые рубашки, а состояние подпоясанный вышитым поясом ...

И все вокруг них было им любое и милое, потому что это был их жизненное пространство, потому что это было круг любви, образованное папой и мамой с момента закладки родового поместья. Были-то трипольцы родноверами, потому что верили они у Всевышнего Рода, Творца и повелителя всего живого и неживого на земле.

Босоногая счастливая семья трипольцев готовилась ужинать возле дома ...

Атаман Зеленый: основные военные операции и знаковые события

Даниил родился 26 декабря (по с.с.) 1886 года в Триполье от отца Ильи Лавровича и матери Варвары Павловны. Это была многодетная семья: пятеро сыновей и пятеро дочерей. Отец Илья был столяром, учил сыновей своему ремеслу, а наименьшего Даниила брал с собой на подработки, а как и большинство трипольцев они страдали от малоземелья. Парень был смышленым и заканчивая церковно-приходскую школу и местное двухклассное земское училище. В том училище он и узнал от учителя - сознательного украинском, многое о казацких гетманов и атаманов, которые боролись за свободу крестьян и Украины. И светились глаза и волновалось мальчишеское сердце от услышанного ...

Еще юношей Даниил осознал простую истину: люди спонвично имеют право жить по своей воле, так как хотят и могут.

В революцию 1905-1907 гг. Даниил был одним из организаторов Трипольского кружка социалистов-революционеров. Летом 1908 года Данила арестовали за "прикосновенность к государственному преступлению" и приговорили к ссылке в Архангельскую губернию в село Холмогорка.

В Триполье Даниил вернулся только в 1914 году и тут же был мобилизован на Западный фронт. Служил писарем 35-го корпуса и скорее дослужился до младшего старшины.

После октябрьского переворота трипольцы признали власть Центральной Рады.

Восстановлена ​​Иваном Гавришем и Даниилом терпилы Трипольская организация социалистов-революционеров имела большое влияние на окрестности: Трипольской, Черняховскую, ГЕРМАНОВСКА, Обуховскую и Великодмитривську волости. В то время Даниил Терпило с товарищами и закладывали сеть будущего повстанческого движения: структура войска, старшины, оружие, места сбора, агентура, оповещения и все остальное, что входит в понятие обеспечения мобилизационной готовности.

В марте 1918 года в Триполье зашли кайзеровцы и гетманцы. Либерально настроенная украинская интеллигенция заняла антигетманскую позицию. А уже в ноябре 1918 года Директория Винниченко и Петлюры начала Всеукраинское восстание против гетманата Скоропадского.

21 ноября воины Даниила Терпила разгромили Трипольской гетманскую стражу.

Гарнизон гетманской стражи, насчитывавший 120 гайдамаков и офицеров и имел 10 пулеметов, укрепился на территории Григорьевского сахарозавода. Штурм "Григоривского Бастилии" Даниил назначил на 22 ноября. Повстанческие отряды Триполье, Долины, Щербановки, Черняхова, Антоновки, Гусачевка, Григоривки, Матяшовка и Слободки по условному сигналу бросились на штурм заводских помещений, однако, столкнувшись с шквальный огонь, отступили. Перегруппировавшись, 600 повстанцев совершили обходной маневр и осадили "Бастилию" со всех сторон. Гарнизон, увидев силу наступающих, прекратил сопротивление и отступил в тот же день в Обухов.

Это была первая победа под руководством Даниила Терпила. Он горячо и аргументированно выступил на многолюдном митинге в Григорьевке и призвал людей помочь его отряда установить народную власть по всем селам. Площадь задрожал от одобрительных возгласов тысяч людей и приветственного длительного заводского гудка ...

И отряд значительно пополнился добровольцами из окрестных сел.

23 ноября 1918, развивая Григорьевский успех, повстанцы выступили на Обухов, где им оказала сопротивление немецкая конная часть из сорокама пулеметами. Смелым ударом повстанцы сломили сопротивление кайзеровцев и освободили Обухов. Поэтому большом отряда повстанцев на обуховском огромном митинге дали имя Первой Днепровской дивизии, а ее командиром избран Данила Терпила. И уже не только посвященные трипольцы, а народ увидел и услышал атамана Зеленого.

Вскоре дивизия Зеленого вместе с другими партизанскими отрядами юга Киевщины окружила Киев и завязала напряженные бои с немцами круг Белогородка.

Победив кайзеровцев и гетманцев, Днепровская дивизия вступила в Киев и ошарашены киевляне смотрели на брезжащее мерцание красных флагов и читали лозунги: "Вся власть Советам!» И «Всю землю без выкупа - крестьянам!". За ней зашли в город и другие военные части Директории.

В начале 1919 года атаман Зеленый разошелся с Директорией, так как считал, что советскую власть надо устанавливать вместе с большевиками. И агрессия большевистской России и бесчинства Муравьева в Киеве, когда к стенке ставили украинское слово и вышиванку, изменили позицию атамана. И уже в апреле 1919 года он начал борьбу с российской коммунистической оккупационной властью, которая еще в марте объявила его вне закона.

Атаман Зеленый вошел в подпольного Всеукраинского ревкома. В обращении этого органа "К крестьян и рабочих Украины" отмечалось: "Мы добиваемся такого: - Украина должна быть независимой ...; Власть на Украине должна быть из местных людей украинский (всех живущих на Украине) ... ". Отряды Зеленого получили название "Первой Киевской дивизии". Тогда же был создан на Васильковщине и "Вторую Киевскую повстанческую дивизию" (атаман Марко Путевой). Эти две дивизии были сведены в "Первый повстанческий кош", который возглавил атаман Зеленый. И уже летом район Триполье-Василькив- Мотовиловка-Кагарлык полностью перешел в руки повстанцев.

О масштабах повстанческого движения свидетельствует то, что оккупационная большевистская власть бросила в мае 1919 года против повстанцев сводный отряд числом в 21 000 воинов. Красные начали общее наступление и зелени, потерпев поражение, вынуждены были отступить из Триполья аж в Переяслав, переправившись через Днепр. Там они соединились с войсками атамана Григорьева.

Лишь с месяц большевики хозяйничали в Триполье и ночью с 26 на 27 июня 1919 были выбиты оттуда 1-м полком Подковы (полковник Максим Удод) и 2-м полком под руководством Максима Терпила - двоюродного брата Зеленого. Осуществляя тактический маневр, полк Подковы отошел к Старые Безрадичи, потому общее наступление на Триполья был запланирован атаманом Зеленым на 3 июля. Вечером того дня повстанцы хлынули с трех сторон: Зеленый с григорьевцами со стороны Стаек, полк Подковы - с Злодиивка (Украинский), а полк Петра Самозванца - со стороны обуховской дороги. И два большевистские полки и интернациональный батальон оказались в ловушке. Оккупанты убегали из чужого и ненавистного им города, бросая оружие и амуницию. И трипольская дереза ​​по-под утесами доривала их униформе на куски. Большинство из них попала в плен и была отпущена Зеленым с миром. Лишь несколько десятков переплыли через Днепр на остров Лужок, где и были подобраны пароходом, присланным из Киева. Вот уже они нарассказывали в Киеве о числе и "ужас" зеленых ...

И в Киеве был объявлен военное положение ...

Повстанческое движение зеленых вышел за пределы Киевщины и перевернулся в Полтавскую.

Атаман Зеленый понимал, что начало упадка и смерти Украине положила Переяславская Рада в 1654 году. Это с тех пор нам навязывался миф о вековой русско-украинскую дружбу. И вот 15 июля 1919 на Переяславском площади до тысяч и тысяч казаков, мещан и к большому количеству священников в золотых ризах обратился атаман Зеленый. В торжественной тишине он зачитал манифест, которым отменялась действие Переяславского договора между Москвой и Украиной. И новейшая Переяславская Рада утвердила тот манифест и закаленные боями казаки плакали от радости, что наконец смыта позор с Богдана лица ...

16 июля 1919 у Злодиивка начался решительный бой красных с зелеными войсками и длился два дня. И обескровленные зеленые отступили. 20 июля большевики в третий раз заняли Триполья. 20 и 24 июля атаман Зеленый совершил генеральный штурм Триполье, но на помощь оккупантам спешили все новые и новые красные части. Была угроза окружения и зеленые отошли на запад, концентрируя свои силы в районе Белая Церковь - Тараща.

В сентябре 1919 года Зеленый с одним из отрядов отбыл в Каменец-Подольский, где встречался с членами правительства Директории и лично с Симоном Петлюрой. После этого атаман Зеленый провел в своих войсках совещание, на котором было принято признание Украинской Директории за верховную власть.

С юга надвинулась новая нашествие российских оккупантов и 31 августа 1919 белогвардейцы Деникина захватили Киев. Всю осень атаман Зеленый воевал с деникинцами, возглавив большую партизанскую армию, в которой насчитывалось до 30 000 солдат. Зоной деятельности партизанских зеленых отрядов стали Чигиринский, Черкасский, Каневский и Звенигородский уезды. Однажды зеленые неожиданной атакой выбили деникинцев из Кагарлык, а 11 октября 1919 им удалось на некоторое время захватить и Киев ... В ответ, как и большевистские оккупанты, белогвардейское командование командировало в Триполье одну карательную экспедицию за другой. И снова горели дома и страдали трипольцы.

В октябре 1919 года Зеленый вступил в бой с деникинскими казаками и осколком снаряда был тяжело ранен. Произошло это недалеко Канев. Умирающего атамана везли подводой в Триполье, и не довезли живого ...

В центре Стритивки вокруг большой усадьбы и крепкого дома стояли вооруженные повстанцы. А на дубовом широком столе умирал атаман. Окна плакали и казаки втирали слезы. В момент просветления атаман заметил мисник над дверью, где строкой стояли разрисованные миски, горшки, кувшины и чашки.

Отдельно стояли два глечичкы, соединенные между собой. Атаман смотрел на них и не понимал их назначения, а они росли и вращались и уже юный Даниил, бегу левадой, удивлялся, потому что откуда громко звучало: "Очистить, очистить Украину от зла ​​и скверны!". Так и застыла на его лице улыбка удивления ...

Даниил Терпило вблизи

... узенькая тропинка по меже между двумя городами шла хорошая женщина. Она спешила и таки успевала отклонять на ходу желтые и пахучие солнышка подсолнухов, которые так и норовили задеть ее румяные щеки шершавым письмом хоть закрасить Яблокова платок желтой пыльцой. Вышла она с хозяйского двора, на трипольской Хуторе круг Киселевки.

А на соседнем огороде двое сестер покидали тяпки: - Смотри, Федоро, какая красивая невестка в Миколенко! - Ой, Надька, тише! Даниил! - ??

Между тем фальшивая женщина уже опускалась левадой к левому берегу Красной. Вдруг она чего-то остановилась и, вполоборота, мгновенно охватила взглядом все города и зеленый луг и чего преподнесла рожок платки в глаза. Неподалеку закачался ивняк, а где-то на Крутогора правого берега трижды прокуковала кукушка ...

Было это летом 1918 года, когда в Триполье стояла гетманская стоит и Даниил Терпило должен скрываться. Иногда он, перебравшись в женщину, шел на разведку или на встречу с повстанцами ... Лет через 35 я услышал, как рассказывала это моей матери Аграфене моя бабушка Федора. Я порывался что-то спросить у бабы, и она предостерегла: - Скажешь кому слово - язык отрежут! А я, маленький, зная бабушкину строгость и ее тяжелую руку, и не сомневался, что будет именно так ...

"... Зеленый небольшого роста, коренастый, задумчивый ...", - вспоминал главнокомандующий советских войск Антонов-Овсеенко о своей встрече с Даниилом в начале февраля 1919 круг Корчуватого.

Максим Рыльский и Остап Вишня дружили и в 1919 году, когда в Киеве часто менялась власть, решили уплыть баржей вниз по Днепру, чтобы переждать где-то этот смутное время. Круг Триполье их задержали зеленые вместе с баржей, так захватывали и пароходы, и грузы и оружие. После двух суток сидения под стражей писатели попали в атамана Зеленого.

- А что это за люди? - спросил тот, когда они появились на пороге.

- Мы из Киева. Я сам - фельдшер Павел Губенко ...

- А второй же кто?

- Я учитель, Максим Рыльский ...

- Рыльский? - спохватился Зеленый. - Есть ли случайно не родственник Фаддея Рыльского ...?

- Да, я его сын.

- Вот оно что! .. - воскликнул атаман и добавил: - Так вот что, ребята. Видите, которая канитель поднялась в мире. Я и сам не знаю, что с нами будет завтра, чья возьмет ... Сделаем так: я даю вам подводу со своим мужем, и айда в свою деревню Романовке. Сидите там и никуда не потикайтеся, пока все перемелется! ..

Так Даниил Терпило, по показаний Андрея Малышко, спас жизнь украинским писателям ...

В начале июля 1919 года, как пишет М. Петриченко, после разгрома большевистского войска и освобождение от них Триполье атаман Зеленый велел вывести пленных на базарную площадь. Он, гарцуя на лихом сером коне, мог и такое сказать пленным:
- ... Ребята! Чего это вы так ободранные? Видите, как вам пришлось на нашей земле! Это же вас привели большевики, так захотели вашими руками внедрить здесь коммуну! Чтобы отнять и вывозить наш хлеб и наше сало киевским бездельникам. А трипильчаны хотят жить по своей воле так, как они умеют и могут. Хотите, чтобы рабочий люд управлял сам, а не терпел на шее всяких комиссаров, то вступайте в нашей армии!

А кто не хочет, того мы не силу. Выдайте этим "воинам" пропуска, по хлебу, а из Черниговщины, того наши рыбаки пусть переправят на ту сторону Днепра. Но при одном условии: обещаете, что больше не будете воевать против нас? И везде рассказывайте людям о нас правду! ..

Большевистская месть трипольцам

Оккупанты всех мастей пристально следят, чтобы порабощенный народ не имел своих героев. Гетмана Хмельницкого казаки похоронили в его родовом имении в субботу. Поляки вернулись, выкопали гетманскую гроб, осквернили и прах развеяли по ветру.

Похороны атамана Зеленого (по свидетельству его внучки Екатерины Глобенко) были многолюдными и священники всех трех трипольских церквей освятили это. Крестьяне и казаки-трипольцы плакали. В начале декабря 1919 атамана похоронили на гайдаевский кладбище неподалеку от родительского двора.

А ночью собратья тайно выкопалы гроб и перезахоронили его в огородах на Забродивщины, в Кисиливцы по Красной. Рыхлую землю втоптали и задернувалы. С праха атамана каждую весну разрасталось разнотравья и и Левада влекло юных трипольцев. А душа атаманская воплотилась в мальчика, который имел казацкую твердость и смелость повстанца, сколько он их впоследствии легло в Украине ...

Семья Семена и Анны Силенкив тоже была многодетной. В моей бабушки Федоры было много братьев и сестер. Дочь ее брата Филиппа Оксана 27.05.06 г.. Рассказала мне о своем дяде Ивана. Старший брат Иван воевал в дивизии Зеленого и был среди старшин. Его красные в 1919 году расстреляли, а труп сбросили с обрыва в Днепр.

Трипольские рыбаки договорились с Халыпянский, чтобы те следили за несколько дней, как истечет труп. И они его таки выловили.

Спрятали в песке, а потом ночью дед Омелько - отец Анны и Софии, привез своего племянника тайно в сене в Триполье. В тайне от большевистской власти так Ивана и похоронили ночью на кладбище трипольской на Хуторе, а землю заровняли и заложили дерном.

О сожжены дома, тысячи пудов зерна, сала, мяса и картофеля, как о наложенную на трипольцев контрибуцию ничего говорить. Сотни повстанцев оккупанты впоследствии тюрьму и казнили, как казнили второго Федорин мужа сапожника Сергея ...

Большевики учили нас, что Даниил Терпило - бандит, и повстанцы тоже бандиты. Они уничтожали все документы о атамана Зеленого, все фотографии ... затемнило память ... Даже переименовали были Триполье на село Комсомолл ...

В мае 1933 года в Триполье круг ободранной хаты-мазанки на спризьби сидела похудела женщина и в ее пелену сыпалось рожь. То ее дочь сыпала с сумки бесценный клад, который она нашла и навиминала с недоеденным мышами колосьев круг далекой прошлогодней скирды. Одеты они были кто во что, во все латаное-перелатаной. На головах какие-то косынки. Оба были веселые, потому что на неделю-две были гарантированно спасены от голодной смерти; он их сколько тех пустошей вокруг ...

Дочь стремилась петь, а матери ничего не приходило в голову кроме "... Одбилася от рода, как камень в воду ..." из песни "Ой, Журавко, Журавко ...". Она смотрела туда, где когда-то были ворота, и дальше на зеленую дорогу, хотя знала, что никогда не увидит ни мужа, ни сына ... Их жизненное пространство давно был разрушен, а у любви нельзя создать за родовым имением. Дочь несла к столу единственную в доме щербатую мисочку и почти споткнулась, засмотревшись на такие красивые узоры, выведенные черными, белыми и зелеными линиями по розовому поле. Маленькая босоногая семья собиралась, чтобы чем-то поужинать ... Были то моя бабушка Федора и иметь Гарпун ...

уроки потомкам

28 мая 2005 в Трипольской школе-интернате шел веселый "урок". Один за другим поднимались по парт "ученики", что через 40 лет заново узнавали друг друга и своих учителей. По остроумный ответ Юрий Корнеевич Домотенко, теперь известный краевед, ставил "пятерки". Оказалось, что подавляющее большинство из нас, не русификувавшись, получили высшее образование, образовали семьи, дождались уже и внуков, никто не стал воровской путь. За высшую ценность интернатовцы ставили обретения Украиной независимости, за что и боролся каждый в меру своих сил и способностей. Большинство из нас отстаивали достоинство украинский на Майдане в 2004 году, а с нас же в далекие шестидесятые годы 20-го века кремлевские идеологи надеялись иметь дисциплинированных строителей коммунизма.

И произошло чудо: мы прибыли с обескровленных колхозами сел Киевщины, а Трипольские круче, даль Днепровских пространств, невивитрений дух свободы трипольцев, украинская песня дали нам мощный заряд стремление к свободе ...

Вот наш учитель и говорит: "... Пишу о атамана Зеленого, а оккупанты так постарались, что не оставили ни одной хотя бы маленькой фотографии Даниила Терпила ...". И тут вдруг Дмитрий Любименко говорит: "А у нас дома есть!". Здесь же он сбегал, быстро принес и мы рассматривали ту фотографию.

Атаман Зеленый - в центре
Атаман Зеленый - в центре

На стуле сидит атаман Зеленый в черной папахе и держит на коленях саблю. Какой же он молодой из виду в свои 33 года! А слева от него стоит сотник Дмитрий Любименко (дед нашего интернатовца Дмитрия!), А справа артиллерист Василий Дюжанов. Оба в седых папахах и опоясаны саблями; крепкие, закаленные в боях с чужаками повстанцы.

Тогда кто-то из нас и предложил построить в Триполье памятник атаману Зеленому ...

И известный скульптор Михаил Горловой, что родом из Щербановки, уже вылепил из глины скульптурный портрет атамана. Впереди зима, денег нет, чтобы изготовить спульпуру хоть бы из гипса, а надо бы из бронзы. И уже видно, что к 120-летию со дня рождения Даниила Терпила, которое будет отмечаться трипольцами в декабре этого года, не видать нам памятника. И районная власть оранжевая и Киевская областная власть также, а хотя бы поспособствовали в открытию благотворительного счета в банке и люди собрали бы необходимые средства и соорудили бы достойный памятных народному герою. Придется нам, украинским патриотам, браться и за это дело ... А кому же еще? ..

Мог победить атаман Зеленый?

Если бы украинцы в большинстве своем осознали, что они отдельный народ и преодолели внутреннюю вражду, то независимая Украина укрепилась бы еще в 1919 году, выбив из земли всех завоевателей. Однако люди так и не жили бы по собственной воле, как они хотят и могут, потому что остались бы города, в укреплениях которых гнездится всякая власть. Вместе с многочисленной голодной челядью. И их грабительские взгляды возвращены уже тысячи лет в сторону беззащитного крестьянина. Атаман Зеленый перестал быть "терпилой" и стал отчаянно защищать крестьянство, и не мог изменить мировоззрение и образ жизни горожан.

Людей нельзя сделать счастливыми, потому что каждая такая попытка заканчивается большой кровью. Людям можно помочь, чтобы они нащупали путь и сами становились счастливыми. А вот и некоторые ориентиры: самоидентификация украинский; изменение мировоззрения через возвращение к обычаям предков; изменение образа жизни через обустройства родового поместья, а остальное вы подскажете ...

Напоследок выражаю большую благодарность Ю.К. Домотенко за помощь в подготовке этой статьи.

посещенные источники

Брайчевский М.Ю. Происхождение Руси. - М., "Наукова думка", 1968.

Винниченко В. Возрождение нации. - М .: Вена, 1920. Ч.1.

Видейко М.Ю. Трипольская цивилизация. - М., 2003.

Горак Владимир. Ратные дороги атамана Зеленого // День. - 2006, 11 марта.

Домотенко Ю.К. Преславное городок Триполье на Киевщине: Ист. очерки. - М. ЧПП "Задруга", 2006.

Карасев В.Н. "Бандит" Зеленый. - М., 2002.

Петриченко М. "Самостийник" атаман Зеленый // Культура и жизнь. - 1990, №№11, 18, 46.

Шилов Ю.А. Славяне: становление этноса и цивилизации. Материалы научно-практической конференции-презентации "БЫТИЯ УКРАИНСКИЙ", "Сталь". - М., 2005.

Высота А.М. Любовь действенная, когда она конкретная (или рассказ о родовых поместья украинский). Материалы П научно-практической конференции "БЫТИЯ УКРАИНСКИЙ", изд. Научно-исследовательского экономического института Министерства экономики Украины. - М., 2006.

-------------------------------
В тему:

Казацкий черный ангел

Восток и Запад вместе. Истоки Украинской Повстанческой Армии

Непокоренный

А как оценить значение "бинокулярного изделия"?
Отдельно - два глечичкы, соединенные в одно целое, и почему это они без дна?
А что это за люди?
А второй же кто?
Рыльский?
Чего это вы так ободранные?
Но при одном условии: обещаете, что больше не будете воевать против нас?
А кому же еще?
Мог победить атаман Зеленый?