Выдающиеся украинцы современности Богдан Гаврилишин

Он является выходцем из нынешней Тернопольской области

Он является выходцем из нынешней Тернопольской области. Простой сельский парень - прошел путь от лесоруба в Канаде до члена Римского клуба и Всемирной академии искусства и науки, члена Международной академии менеджмента, доктор экономики университета Женевы, став действительно человеком мира.

Двадцать пять лет назад, вернувшись в Украину, Богдан Гаврилишин работал советником первого Президента Украины, четырех глав Верховной Рады и трех премьер-министров. И всегда имел смелость доносить до них свою критическую позицию, не делая разницы между демократами, националистами или бывшими коммунистами. Сейчас главным увлечением Богдана Дмитриевича является воспитание новой генерации украинском, которая должна изменить нашу страну. Именно на поиск и обучение инициативных, молодых людей направлен глобальный проект его фонда «Молодежь меняет Украины».

Какое поколение молодых людей воспитали в Украине? Ведь советская система воспитания «рухнула», а новой системы создано не было. Украинское государство системно все эти более чем двадцать лет не занималась этим вопросом. Скорее, нынешние кружки, творческие коллективы, спортивные секции, организации существуют как инициатива настоящих фанатов своего дела (вопреки, а не наоборот). Каковы вы возлагаете на нынешнее молодое поколение? Какие ценности являются определяющими для современного молодого поколения?

Это действительно часть трагедии нашей независимости. В советское время были детские и молодежные организации, был пионерское движение - скаутская организация, которая была копией Пласта. Молодежь воспитывалась в атеистическом духе.

На сегодня родители меньше занимаются детьми, но они должны все же дать им то первичное воспитание, а потом детей должна воспитывать какая молодежная организация. Пласт является отличной организацией. В Пласт я принадлежу с 1937 года. В прошлом году мы отмечали его столетие. То есть школа жизни, которая воспитывает. А частью воспитания являются ценности. И Пласт воспитывает в молодых людях те ценности. Приведу некоторые из них: пластуны точные, доброжелательные, пластун любит красоту и заботится о ней. Есть таких четырнадцать характеристик пластуна. Присяга пластуна тоже отражает ценности: «Пластун верный Богу и Украине, верный пластовом Закона». Также пластун должен обладать чувством юмора, потому что человек без юмора не является нормальной. Воспринимать слишком серьезно себя или других - не очень хорошо. Юмор, он, как масло, дает возможность легче проглотить мнению, которая иначе застряла в горле.

Сейчас также молодежные студенческие организации, например AIESEC (кстати, его мировую организацию возглавляет 26-летняя девушка из Тернополя), который охватывает 1500 университетов по всему миру, "Студенческая республика", "Молодежный Европарламент Украины". То есть, действенные организации существуют, однако они не являются массовыми в масштабах Украины. И тот период, когда формируются и закрепляются настоящие жизненные ценности, - пустой. Поэтому в этом вопросе вы правы.

Вот если бы Пласт мог быстро распространиться в Украине и было бы не шесть тысяч активных пластунов, а хотя бы шестьдесят тысяч (а должно быть 500 000), тогда с воспитанием молодого поколения все стало бы в порядке.

Почему Пласт не распространился, так как вы говорите, в Украине?

Пласт возродился во Львове и в западных областях Украины - Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской. Пластуны из этих областей составляют более половины Пласта. Теперь эта организация создана в Донецке, Черкассах. Но мало сосредоточиться на том, чтобы найти людей в восточных или центральных регионах. Надо учить воспитателей, которые строили эти организации в своих областях. Именно на такую ​​развитие, распространение Пласта я даю ежегодно миллион гривен. В восточных областях есть много молодых людей, которые знают украинский язык, уважают нашу культуру и историю. И они бы очень быстро и положительно включились в такую ​​организацию, которой является Пласт.

В последние годы очень динамично развивается киевская организация Пласта.

На это я возлагал, между прочим, самые большие надежды. И это удалось. Киев должен быть центром пластования, а не Львов. Во Львове еще во времена Польши Пласт существовал нелегально, под опекой Шептицкого. Но теперь объединенная Украина и Киев - это столица. Значит, Киев должен быть местом, где должна быть мировая пластовая Булава, а не где-нибудь в Америке. Сейчас в Киеве есть около шестисот пластунов, и это произошло очень быстро. Успешность любого дела часто зависит от того, кто этим занимается. Интересно, но главой киевской пластовой организации сейчас есть молодой парень из Донецка. Ему 25 лет. Это лучший председатель пластовой краевой старшины, мы имели.

Деньги - это все же главная ценность для современных молодых людей или для них есть другие критерии успешности?

Так, для многих деньги являются главной ценностью. Такие настроения в обществе. Этого не было во время Оранжевой революции. Тогда люди требовали двух вещей: "Правды и свободы". И это была фантастика!

Сейчас я работаю с молодыми людьми в возрасте от 20 до 35 лет. И половина из них хотели бы сейчас бежать из Украины. Но есть треть той молодежи, сознательно остаются в Украине и хотели бы что-то делать, просто не знают, как. В нынешней ситуации все выглядит как невозможно ничего сделать, чтобы исправить положение Украины. Однако надо пробовать.

Все, что я начинаю делать серьезного в жизни, начинаю с мечты. Так я живу с тринадцати лет. Сначала есть мечта, иногда слишком отважная, а затем она превращается в видение, более конкретное видение. За этим следует план, а дальше - действие. Такой у меня есть цепь создания новых проектов.

Какова ваша мечта о современной украинской молодежи?

Я мечтаю, что эта молодежь трансформирует Украины. Украина имеет огромный потенциал даже сейчас. Есть много молодых людей - порядочных, компетентных, профессиональных, хорошо обученных. Есть деградации системы. Украина имеет фантастический человеческий и природный потенциал! Мало в мире стран, таким обладают. Однако политическое и экономическое положение является ужасным. Здесь одна или вторая реформы не помогут. Нужна тотальная трансформация политической структуры, должен измениться экономическая, социальная система. Но люди, которые сейчас у власти, разумеется, этого не сделают. Даже если бы знали как (а они не знают), не хотели бы этого делать, потому что это отразится на их интересах.

Не хочу никого обижать, но к сожалению, те люди, которые теперь в оппозиции, тоже не смогут этого сделать. Здесь есть две причины. Не выглядит возможным то, что они смогут действительно объединиться. В них постоянно идет дискуссия, из них первый, второй, кто важнее. А еще, в моем понимании, ни одна из этих политических сил не имеет четкой идеологии. Они не имеют плана действия - что конкретно будут делать, и не имеют избирательной программы, не знают, что конкретно обещать избирателям.

Поэтому единственный, кто может это все сделать, то есть и молодая генерация. Молодежь должна пройти определенные этапы. Но нужно дать вдохновение тем молодым людям. Поэтому я написал книгу "Остаюсь Украинский». И для меня фантастическим является то, как легко молодежь заряжается тем оптимизмом и воодушевлением, который я хочу ей передать. Это я видел во всех университетах, где был: не только в Ивано-Франковске, во Львове, Тернополе, но и в Донецке в университете государственного управления, на Закарпатье. Меня радовало то, что студенты говорили только на украинском языке, задавали те же вопросы и даже все равно их формулировали. Особенно, когда речь шла о региональных различиях между частями Украины, опасность ее суверенности. Я отвечал, что не почувствовал ни малейшей разницы между студентами Донецка и Ивано-Франковска. Бытовые отличия, конечно, есть, но более глубокой разницы нет.

А почему украинские политики не соответствуют откровенно на этот вопрос? Речь идет не только о вопросах региональной их различий, но и религиозной разницы, признание исторических событий. Почему наши политики всегда этого избегают?

И что наши политики вообще умеют делать? Только критиковать. А передавать четкие, ясные мысли они не могут. Однако не хочу слишком критическим к ним.

Возвращаясь к той помощи, которую могут дать мои книги, то первое, что я хотел передать молодым людям, - это вдохновение, а второе - уверенность в себе и своих силах. Я хотел, чтобы они увидели, как простой парень из деревни, из бедной крестьянской семьи, в которой было всего полгектара земли, мама закончила четыре класса, отец имел шестиклассная образование, - смог познать мир и стать человеком мира.

Я хотел им дать веру в себя через определенный личный пример. И объяснить: если вы действительно имеете сильное желание, то если даже не знаете как, все равно научитесь и сделаете. Отец с моим старшим братом меня так воспитывали: «Бог тебе дал определенный талант, то ты обязан его использовать». Ни разу за все мое обучение отец не спросил меня, я подготовил свою лекцию, или сдал экзамен. Он говорил мне: «Сын, ложью ты можешь дойти до конца света, но назад никогда не вернешься». Отец и старший брат дали мне веру в себя.

А сейчас я через свой фонд помогаю молодым людям реализовывать их идеи. Из этих молодых людей формируют группы по пять, семь человек в следующем составе: юрист, экономист, политолог, эколог, социолог. Они должны знать языка, - кроме украинского и русского, хотя английский. Это лица с той трети молодежи, решила жить в Украине. Мы с участием фонда предоставим им возможность изучать опыт нескольких стран, в которых можно выбрать составляющие для развития нашего общественного строя, создание его архитектуры в будущем. Страны, в которых мы будем заимствовать этот положительный опыт имеют следующие четыре характеристики: полная политическая свобода, определенный уровень экономического благосостояния для всего населения, социальная справедливость, особенно в образовании и здравоохранении, симбиотического сосуществования с биосферой.

Больше всего ими обладают пять стран: Швеция, Швейцария, Австрия, Норвегия и Канада. Германия тоже находится близко к ним, так как имеет социально ориентированную рыночную систему. Это федеративная республика с хорошо развитыми профсоюзами, имеют большое влияние на функционирование предприятия.

К этим странам можно также представить Польшу, которая соответствует нескольким из названных характеристик и прошла колоссальную политическую и экономическую трансформацию еще в начале 1990-х.

Которая дальше судьба этих отобранных фондом групп?

Наши участники должны составить проект того, что хотят изучать, найти контакты учреждений и лиц, с которыми хотели бы пообщаться, обработать материал. Затем они встретятся с послами и советниками в посольствах тех стран в Киеве для углубления своих знаний. А дальше - на несколько дней для дискуссий с разными людьми поедут в страну, которую выбрали (одна такая группа, кстати, уже вернулась). А по возвращении они напишут свое заключение, которое даже опубликуют. После года такой работы мы проведем конференцию, на которой участники смогут обменяться опытом.

Мы будем делать это максимально публично, чтобы общество шире об этом узнало. Хотелось бы, чтобы Украина начала верить в идеи, которые привезут эти молодые люди. А дальше наши ученики должны идти в районные, областные советы и администрации, чтобы донести свои наработки. Затем они еще раз поедут в страны, изучали, чтобы пообщаться на высшем уровне - с президентами, премьер-министрами, и проверить свои выводы. Конечно, эти контакты я помогу им организовать, потому что очень хорошо знаю руководителей многих стран.

Какой будет дальнейшая реализация этих молодых людей в Украине?

Они создадут политическую идеологию или даже политическую философию, ведь будут изучать политические идеологии ключевых партий в тех странах. Возможно, создадут в Украине партию широкого политического спектра. Например, в Швейцарии в федеральном правительстве семь членов, которых называют советниками, а не министрами, и они представляют четыре ключевые партии от социалистического крыла до либералов. Решение там принимается консенсусом, а не голосованием. Поэтому и в Украине возможно, чтобы была даже одна партия с различными так называемыми «крыльями», но чтобы они достигали определенного уровня консенсуса. И каждая сильная партийная идея имела бы воплощение в результате совместного обсуждения, даже не голосования.

Может быть сформировано несколько партий - три, пять: социалистической, либеральной и центристской идеологии. Такого количества вполне достаточно. А не так как сейчас - двести партий.

В своей программе мы не будем готовить лидеров. Ведь мы и так страдаем от того слишком большого количества самоназначенного лидеров, которых нет. То есть атаманщина. Лидеры возникают в работе, - только так чувствуется, кто кем является. Кроме этого, лидер может быть ситуативный, человек, который на данный момент наиболее компетентна в данном вопросе. В правительстве это не обязательно должно быть премьер-министр. Он скорее должен гармонизировать деятельность этого коллективного органа, где у каждого министра есть свое видение работы той области, за которую он отвечает.

Через некоторое время у нас будет подготовлена ​​определенное количество молодых людей, которые будут прогрессивные взгляды и четкое видение изменений, которые нужны Украине. Далее они пойдут на выборы критической массой. Что означает критическая масса в этом контексте? То, как было после выборов в сентябре 1990 года. Тогда депутатами стали бывшие политические узники, поэты, писатели - мечтатели, идеалисты. В них была ясна образ - действительно независимая Украина, демократическая Украина, справедливая Украина. Они были меньшинством в парламенте, но они были моральной большинством. Коммунисты голосовали за их идеи, потому что сами в то время были идеологическими банкротами. И такое надо повторить. То есть, это трансформация без революции. Я мечтаю, чтобы в украинском парламенте снова была такая нравственная, идеологическая большинство, а возможно, и реальное большинство, которое бы начала трансформацию Украины.

Исходя из того, какой должен быть государственный строй в Украине? Какая форма правления для Украины наиболее приемлемой?

Я здесь не хочу навязывать своих мыслей, хотя понимаю это очень ясно. Именно те молодые люди, с которыми мы работаем, должны понять, какой должна быть Украина, и договориться между собой. Это должно быть их собственное мнение, а как только я озвучу свое видение, то буду для них интеллектуально-авторитарным. Они должны сделать это открытие сами и ощутить радость, удовольствие от этого процесса.

Конечно, замечательно иметь такую ​​структуру, как Швейцария, где каждая община определяет уровень налогов, должны платить ее резиденты. И каждый кантон имеет разные ставки налогов. Основные сборы оставляют для собственных нужд и лишь часть средств передают федеральному правительству. Каждая община сама решает нужно ей школу или нет, ремонтируют они дорогу или нет, строят стадион или он им не нужен. В такой системе нет необходимости критиковать власть кантона или федеральное правительство, потому что решения принимаются самой общиной. В Украине должна быть организована система противоположна нашей сильной вертикали.

Где взять такую критическую массу новых людей?

В рамках встреч в университетах, когда представлял свою книгу «Остаюсь Украинский», я уже пообщался с десятками тысяч молодых людей. Также я отслеживаю талантливых студентов из Украины, которые учатся в европейских университетах, например, в Швейцарии.

Украина должна иметь те четыре характеристики, которые я уже упоминал, а молодежь - адаптировать свой опыт, полученный за рубежом, к нашей ментальности. Я рад, что наш фонд это может сделать, оплатить.

В Украине часто спекулируют на тему того, что Европе мы н е нужны. Что вы скажете по этому поводу?

Это нонсенс. Но Европа действительно устала от Украины. Кто бы ни устал работать с такой страной, как Украина в политическом смысле? Столько вещей, которые нам предлагали, не сделанные, зато осуществлено совершенно противоположные шаги. Европа устала, но ключевые люди там понимают, что чрезвычайно хорошо бы для Европы, если бы Украина была членом Евросоюза. А для меня важно не членство. Важно, чтобы Украина была квалифицированным членом, - не так, как Евросоюз принял свое время Румынию и Болгарию. Они были абсолютно не готовы. И мы это теперь видим, потому что все выходит наружу. А мы по глупому изначально заявляем о членстве. Надо быть подготовленным к условиям, стандартам Евросоюза. Однако в этом направлении мы ничего не делаем.

С другой стороны, Европейской комиссии нужно ослабить ту централизацию, что существует сейчас в управлении Евросоюзом, а также гармонизировать управления. Должна быть ясна общая внешняя политика и такая же оборонная политика.

И нас там очень нуждаются. Если бы Украина вступила в Европейский союз, то Европейский Союз был бы спокоен за свою восточную границу, причем, - политически спокоен, потому что они понимают потенциал Украины. Видим, как Польша растет экономически. А если бы Украина трансформировалась, то проявилась бы ее колоссальная экономическая мощь.

Как вы относитесь к такому явлению, когда родители-политики «протягивают» в представительные органы власти - разных уровня в советы - своих детей, членов семей?

Я думаю, что непотизм - очень плохая вещь. Это плохо и для тех родителей, и для детей.

У нас с женой трое детей, и я им даже не советовавшего, что они Должны учит и где. Хотя очень много знаю о образовании, знаю мир. Моя позиция была такой: изучаем то, что хотите, и там, где хотите, - я профинансирую. Только дам один совет. Не думайте, что важно выбрать факультет, или университет. Только тогда это будет очень полезно, если вы качественно будете учиться. И они поняли из моего собственного опыта, что очень важно и полезно закончить хотя бы два разных факультетах и ​​иметь два различных дипломы, причем - выбрать две достаточно отличные специальности. Например, моя старшая дочь сначала изучала историю, в частности, Китая. А как закончила, то пошла на юридический факультет. Таким образом, человек смотрит на любой вопрос из двух различных перспектив. Она гораздо умнее со своими знаниями, потому что умеет лучше оценить ситуацию.

Как дошел время, чтобы дети начинали работать, то я не хотел, чтобы они работали со мной и копировали меня. Хотя моя младшая дочь была моим интеллектуальным партнером по очень юного возраста. Она быстро читает и много читала мне, начиная где-то с семнадцати лет. Я медленно читаю. А она читала десятки книг и на одном листе писала ключевые мысли. Мне этого хватало. И это один из тех секретов, почему люди считают, что я знаю все и обо всем. В то время я готовил первую свою книгу «К эффективным обществ. Указатели в будущее »и дал ей прочитать рукопись, потому что хотел написать книгу так, чтобы ее поняла человек, который хорошо закончила среднюю школу. И младшая дочь была тем экспертом, который это должен перечитать, оценить, и только после этого я ее бы выдал. Но если она сказала «нет», - то нет. Я действительно очень нервничал, ожидая ее мнению, так должен был быть честным перед ней и не публиковать, если бы она книгу забраковала. Когда дочь прочитала и сказала, что книга хорошая, мне стало легче. Книга вышла на девяти языках. У нас были уникальные взаимоотношения, я учился от своих детей, а не только их учил.

«Н айкращим способом предсказания перспективы страны в пределах 15-летней шкалы времени есть понимание того, на что надеются и о каком будущем своих стран мечтают студенты-активисты», - так вы написали в своей книге «Остаюсь Украинский». Каким вы видите будущее Украины?

Прогнозировать, каким будет состояние Украины за год, два, три или даже четыре, я бы не пробовал.

А чтобы понять процесс, то нужно понимать, какие движущие силы действуют в обществе, и прогнозировать, какой будет и генерация, что придет к власти десять-пятнадцать лет. Только исходя из следующих принципов можно делать прогнозирования.

Татьяна Долишная

Источник: Тернопольская липа

Какое поколение молодых людей воспитали в Украине?
Каковы вы возлагаете на нынешнее молодое поколение?
Какие ценности являются определяющими для современного молодого поколения?
Какова ваша мечта о современной украинской молодежи?
А почему украинские политики не соответствуют откровенно на этот вопрос?
И что наши политики вообще умеют делать?
Которая дальше судьба этих отобранных фондом групп?
Какой будет дальнейшая реализация этих молодых людей в Украине?
Что означает критическая масса в этом контексте?
Исходя из того, какой должен быть государственный строй в Украине?