Goethe Faust Teil 1

Опубликовано: 15.04.2017

видео Goethe Faust Teil 1

CIA Archives: Buddhism in Burma - History, Politics and Culture

Все величие и ответственность шага, совершенного политической идеей за несколько десятилетий, показывает философия Шарля Монтескьё (1689–1755). Конструктивная новизна умственного предприятия Монтескьё ясно проявляется уже в первых строчках головного труда философа – трактата «О духе законов» (1848):



«Я начал с исследования людей и отыскал, что все нескончаемое обилие их законов и характеров не вызвано единственно произволом их фантазии.

Я установил общие начала и увидел, что личные случаи вроде бы сами собой подчиняются им, что история каждого народа вытекает из их как следствие и всякий личный закон связан с другим законом либо находится в зависимости от другого, более общего закона. [...] Принципы свои я вывел не из собственных предрассудков, а из самой природы вещей» (курсив мой. – М.Ф.) (О духе законов. Вступление).


Ron Paul on Understanding Power: the Federal Reserve, Finance, Money, and the Economy

Предмет исследования Монтескьё – законы исторического и политического развития.

В первый раз Монтескьё отступает от принятого ранее определения понятия «закон» зависимо от той сферы реальности, в какой данный закон действует. Он дает единую формулировку понятия закона для всех созданий. В самом широком смысле законы сущность «нужные воняющий вытекающие из природы вещей» (О духе законов. Кн. I, гл. I). Будучи существом разумным, человек, гласит Монтескьё, повсевременно нарушает законы, данные ему Богом, и беспрестанно изменяет те, которые сам себе установил.

Все законы Монтескьё делит на законы природы, которые вытекают из устройства людского естества, и законы положительные, т.е. законы, действующие в штатском состоянии.

Что все-таки касается штатской жизни человека, т.е. его жизни в рамках страны, то и тут у Монтескьё намечаются значительные расхождения с предшественниками. Идет речь о систематизации форм правления. На 1-ый взор философ употребляет давнишнюю традицию, восходящую к Античности, различающую демократию, знать и монархию, которые перерождаются в демагогию, олигархию и деспотию. Но это только наружняя сторона дела – Монтескьё значительно изменяет обычный взор. Монтескьё утверждает, что в базу систематизации должна лечь конкретно-историческая действительность, для него принципиально не количество правящих, но определенный метод, каким осуществляется правление.

В базе его систематизации лежат два понятия: природа правления и принцип правления. Природа и принцип взаимообусловлены, они не есть друг без друга. Отсюда вытекает последующее разделение:

монархия: природа монархии просит, чтоб правил один человек, но по закону. Принцип монархического правления – честь; республика: природа ее такая, что власть принадлежит (может принадлежать) всему народу, тогда и это демократия; если же верховная власть находится в руках части народа, то такое правление именуется знатью. Принцип демократии – добродетель, знати – умеренность; деспотизм: по собственной природе это такое правление, при котором правит один человек, но в согласовании со своими прихотями. Принцип деспотизма – ужас. трах.

Но создание подробной систематизации политических режимов для Монтескьё не самоцель. Основная его задачка – исследование трудности свободы.

Анализируя политические режимы сточки зрения их дела к политической свободе, Монтескьё приходит к выводу, что республика – демократическая ли, аристократическая ли – не дает подлинной свободы. Республика для него – режим эгалитарный, социально недифференцированный, однородный. Социальные элементы республики не иерархизированы, они размещаются вроде бы в одной плоскости. Республика удовлетворяет условиям равенства, но не свободы. «Ввиду того что в демократиях люд, по-видимому, может делать все, что желает, свободу приурочили к этому строю, перемешав, таким макаром, власть народа со свободой народа» (там же. Кн. XI, гл. II). Но свобода состоит совсем не в том, чтоб делать то, что охото; свобода есть «право делать все, что допустимо законами». Для гражданина же политическая свобода есть «душевное равновесие, основанное на убеждении в собственной безопасности».

Единственный режим, который содержит внутри себя возможность свободы, – это монархия. Но монархия не всякая. Она может отдаляться от свободы и даже склоняться к деспотизму. Но монархия может дать и свободу. Ведь она общество социально дифференцированное, базирована на существовании сословий, каждое из которых обладает своими функциями и занимает конкретное место в социальной иерархии. Одни делают законы, другие их используют; одни управляют, другие судят. Никто не может ни уклониться от выполнения собственной функции, ни переложить ее на другого. Имеющиеся классы и сословия способны сделать монархическую власть умеренной.

Итак, монархия представляет собой тип свободного правления, так как она является режимом, в каком могут существовать различия, разделения, равновесие. Но монархия может быть свободной по воле варианта, в силу сложившихся исторических критерий, а может стать такой и сознательно. Каковы же условия существования политической свободы?

Во-1-х, существование сдерживаний и противовесов в лице разных сословий, выступающих препятствиями на пути неограниченного расширения единоличной власти монарха.

Во-2-х, система разделения власти.

Тут Монтескьё полностью и стопроцентно основывается на британской политической традиции как в институциональном, так и в теоретическом отношении. Анализ британской конституции, по воззрению Монтескьё, позволяет в самом конституционном механизме монархии отыскать базы умеренного и свободного страны, имеющегося благодаря равновесию меж классами и политической властью. Прямо за Локком он выделяет три рода власти: законодательную, исполнительную, ведающую вопросами интернационального права, и власть исполнительную, ведающую вопросами штатского права (либо судебную). Свободно только такое правительство, в каком все три вида власти не объединены в одних руках и есть независимо друг от друга. В собственном труде Размышления о причинах величия и падения римлян Монтескьё выводит «общепринятое правило»: каждый раз, рассуждает он, когда мы замечаем, что в государстве, называющем себя республикой, все расслабленно, можно быть уверенным, что в нем нет свободы. С другой стороны, в государстве, которое производит воспоминание кавардака, может существовать гармония, из которой проистекает благополучие, составляющее настоящий мир. В нем все обстоит так же, как с частями Вселенной, вечно связанными вместе средством деяния одних частей и противодействия других. Любая власть должна ограничивать и сдерживать другую власть – такой главный вывод философа.

Анализируя концепцию разделения власти, Монтескьё излагает и свои представления о политическом консульстве. Так как в свободном государстве каждый свободный человек свободно управляет собою сам, то законодательная власть должна принадлежать всему народу. Но потому что в больших государствах это нереально, а в малых связано с большенными неудобствами, то люд должен сделать с помощью собственных представителей то, что не способен сделать сам. Представители могут дискуссировать главнейшие муниципальные дела и принимать надлежащие решения – люд на это не способен, и это одна из слабейших сторон демократии.

ЦИТАТЫ ИЗ Книжки М. ФЁДОРОВОЙ «Традиционная ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ» М.: Издательство «Весь Мир», 2001

rss